Люди уехавшие из города в деревню

Люди уехавшие из города в деревню

Горожане бегут из городов. Это спасет Россию от развала

Исход горожан из города в деревню социологи называют новым российским трендом. В отдельных регионах доля «разурбанизировавшихся» может достигать десяти процентов. Чем отличаются современные «понаехавшие» от советских дачников, проанализировали ученые Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС). Почему горожане становятся главными сельскими инноваторами и выгодно ли сегодня заниматься личным подсобным хозяйством, «Ленте.ру» рассказал директор Научно-исследовательского центра аграрных исследований РАНХиГС Александр Никулин.

«Лента.ру»: Действительно горожане начали переезжать в деревни?

Никулин: Сегодня мы фиксируем вторую волну горожан, которые начинают уезжать в сельскую местность. Причем, они уезжают не просто чтобы выжить, как это было в первую волну — в начале 1990-х годов. Едут сознательно. Многие открывают собственное семейное дело. Ищут какую-то свою оригинальную нишу хозяйственной деятельности.

Вроде бы на земле логично заниматься сельхозпроизводством: разводить коров, свиней, сажать картошку?

После 2000 года в регионах, особенно расположенных рядом с крупными городами, начали как грибы расти агрохолдинги. Соотношение рубля и доллара тогда оказалось привлекательным для инвесторов, вкладывающих деньги в сельское хозяйство. Владельцам личных подсобных хозяйств (ЛПХ) с гигантами агробизнеса конкурировать стало трудно. Поэтому многие из них сейчас стараются специализироваться на эксклюзивных сельских занятиях, не поддающихся концентрации и тиражированию крупного бизнеса.

В агрохолдингах в конвейерных условиях обычно разводят десятки тысяч голов птицы, свиней, коров и т.д. А, скажем, коза — животное-«единоличник». Не существует козьих агрохолдингов. Значит у частников в козоводстве имеются определенные преимущества. В Саратовской области есть удивительный фермер Юрий Карамзин. В 1990-е годы он работал в Испании, смотрел, как там делают сыр. Вернулся в Россию. Сейчас в 80 километрах от города в деревне Лох пасет элитных козочек и занимается сыроделием по испанским технологиям и своим собственным рецептам. Продает это зажиточным клиентам в Саратове.

Личными огородами никто не занимается сейчас?

Интенсивность занятия огородничеством зависит от региона. Где-то это выгодно, где-то нет. Взять ту же Липецкую область. Прекрасный картофельный регион. В 1990-е годы народ там массово выращивал картофель в личных хозяйствах. Рассказывали, что хорошо на этом зарабатывали. Осенью нанимали грузовик и везли урожай в Москву. Сейчас это становится невыгодно. Потому что даже в селах в три-четыре тысячи жителей открываются сетевые магазины. В них на картошку израильскую цены ниже тех, которые липецкие подсобные хозяйства могли бы предложить за свой товар.

Но многие сельско-городские хозяйства гибко перестраиваются в поисках новых ниш. Здесь часто именно «понаехавшие» выступают драйвером перемен, инициаторами чего-то нового. Выращивают, допустим, особые сорта картофеля, которые по вкусовым ощущениям с магазинными не сравнятся. Многие семейные домохозяйства занимаются заготовкой ягод, грибов, рыбы. Когда едете по тракту в направлении Москва — Вологда — Архангельск, везде на дорогах вам предлагают дикоросы, домашние консервы. И личные хозяйства в отличие от мегапроизводств основной упор все же стараются делать на качестве товара. Если, например, это продукция с огорода, акцент делается на ее экологичности, отказе от ядовитых удобрений.

Но это же все слова, подтверждающих документов у них ведь нет?

Дело в том, что вся неформальная экономика личных подсобных хозяйств основана на доверии. Оно выступает как социальный капитал. И владельцы домашних личных хозяйств своей репутацией дорожат. От этого зависит их рынок сбыта. Достаточно один раз продать некачественный продукт — и все, легко потерять своих персональных клиентов.

Можно оценить масштабы деурбанизации? Сколько горожан вернулось в деревни?

С точностью до человека — вряд ли можно сказать. Сейчас все мобильны. Транспортная связь очень развита. Сегодня ты — горожанин, завтра — сельский житель. То есть невозможно говорить сейчас об автономности города и села. Когда-то классик русской социологии Питирим Сорокин предложил для этого феномена термин: сельско-городской континуум. По статистике, в России имеется 150 тысяч сельских населенных пунктов. Однако из них 30 тысяч числятся только на бумаге. Это — заброшенные деревни. Из них порядка 10-12 тысяч живы как раз благодаря горожанам-дачникам. По нашим экспертным оценкам, в зависимости от региона доля горожан, обратившихся к сельской занятости, может составлять семь-десять процентов от числа сельских жителей.

Это много или мало?

Отток коренного населения из деревень это не перекрывает, конечно. Гораздо больше жителей, которые официально числятся селянами, сейчас работают в городах.

Но в то же время доля переехавших горожан достаточна, чтобы дать толчок позитивным переменам в деревне. Уровень занятости сельчан повышается, формируется ресурсная база для агротуризма. Дачники заинтересованы в том, чтобы села обустраивались. Из своих ресурсов они помогают тоже что-то делать с заброшенными домами, окружающими ландшафтами.

Выходит, настоящих, коренных деревенских жителей в селах практически не осталось?

Это опять же зависит от региона. Деревенский социальный ландшафт действительно меняется. Идет диверсификация деятельности крестьян. Она началась еще в 1990-е годы. Сейчас процесс усиливается. Огороды обрабатывают меньше, занимаются больше обслуживанием дач, строительством и т.д. Уезжают на заработки в крупные города. Обычно работают там вахтовым методом: месяц-два в отъезде, небольшой отдых дома и снова — вахта.

Мы недавно с китайскими учеными сравнивали сельское развитие наших государств. Китайцы сказали, что у них население страны делится на три части: сельский Китай, городской Китай и Китай мигрантов. То же самое можно сказать и про Россию. Внутренние мигранты из российских сел — это сегодня мощная армия, их миллионы. И они — важный элемент неформальной сельской экономики. Заработанные средства они вкладывают опять же в поддержку и развитие своих домохозяйств.

Кстати, сейчас в связи с кризисом некоторые сельчане, работавшие в городах, потеряли работу, вернулись обратно в село, снова заниматься подсобным хозяйством, но уже с использованием современных городских технологий. Сельское хозяйство во всем мире сегодня — одна из самых инновационных отраслей.

У многих стереотип, что деревня и технический прогресс — несовместимые понятия.

Сто лет назад в основном все так и было. А сегодня если мы посмотрим на производительность труда, технологическое оснащение сельскохозяйственных отраслей, то часто уже обнаруживается технико-экономическое превосходство современных аграрных предприятий над многими предприятиями городской промышленности.

В 1920 году трактор завода Ford был примитивней автомобиля любой марки. Современный западный трактор Fendt, например, технически сложнее и стоит дороже, чем Mercedes или BMW. И нынешний агрохолдинг во много раз производительней, чем бывший колхоз и совхоз. Хотя это тоже палка о двух концах. В условиях капиталистической экономики рост производительности труда выбрасывает на улицу лишних людей.

До личных хозяйств инновации добрались?

Мы сейчас приступили к изучению этих процессов. Прогрессу все равно кого облагодетельствовать — агрохолдинги или частные домовладения. Многие помнят, какие в 1990-е годы у людей на личных участках стояли теплицы. Кто-то строил их из оконных рам, пускали в дело даже остовы железных кроватей, кто-то целлофановой пленкой покрывал. Сейчас же, если проехать по регионам, можно зафиксировать, что практически по всей России установлены стандартные удобные технологичные конструкции теплиц самых разных размеров. Их можно купить в крупных магазинах или даже заказать по интернету.

Практически любую современную высокопроизводительную и надежную садово-огородную технику можно приобрести. Пока в основном зажиточные и успешные домохозяйства могут себе это позволить. Но хорошо, что процесс технического переоборудования личных подсобных хозяйств (ЛПХ) также набирает обороты.

Государство вполне могло бы в этом плане поддержать сельчан. Делегация нашего института была в Китае. Средний земельный надел китайского крестьянина — это примерно наши 14 соток. То есть аналогичен размеру обычного российского ЛПХ. Местные власти помогают китайцам мелким инвентарем, техникой, оборудуют их хозяйства солнечными батареями. В результате растет производительность труда и в этих малых формах сельского хозяйства. К тому же китайское государство старается через специальные кооперативы осуществлять гарантированную покупку сельхозпродукции у крестьян. А у нас часто ЛПХ не знают, где и как продать свой товар.

Читайте также:  R tr madam bombastic

В России как складываются отношения «новых деревенских» с государством? Особенно, если они пытаются заниматься неформальным бизнесом?

Вплоть до недавнего времени государство закрывало глаза на неформальную сельско-городскую экономику. Была и в значительной степени остается проблема депрессивных территорий, сельской бедности, низких зарплат на селе — именно с этими проблемами неплохо сама справляется неформальная экономика домохозяйств.

Но сейчас все чаще чиновники говорят, что пора бы навести порядок, потому что это только с точки зрения одного конкретного хозяйства масштабы экономики микроскопические. А если таких хозяйств миллионы? И раздаются поручения вывести неформальную сельскую экономику деревни из тени.

Но здесь нужен дифференцированный подход. Одно дело старушка, выращивающая лук и чеснок для себя и внуков. И другое — шабашники-строители. Они нигде не легализованы, хотя и зарабатывают достаточно большие деньги.

После войны при Сталине государство налогами стремилось обложить любой вид продукта, производившийся в ЛПХ. Тогда в ответ производство в крестьянских садах и огородах стало сокращаться. В результате и деревне было очень туго, и у государства от этого доходы стали уменьшаться.

Можно оценить оборот личных подсобных хозяйств, их вклад в экономику?

Развернутой статистики не существует. Все в полутонах. Сами сельчане предпочитают не иметь дело с государством, не предоставляя о своей экономике информацию.

Мы пытаемся в своей работе использовать некоторые фрагменты обобщенных официальных данных, которые имеются в государстве. Согласно Всероссийской сельскохозяйственной переписи, состоявшейся в 2006 году, на долю семейных домохозяйств приходилось 57,3 процента всей сельхозпродукции, производимой в России. Если по отдельным видам смотреть, то на долю ЛПХ приходилось 92 процента выращиваемого в России картофеля, 77 процентов овощей, фруктов и ягод, 88 процентов меда. То есть кроме молока, мяса, птицы, зерна многие виды сельскохозяйственной продукции в нашей стране по-прежнему производятся на приусадебных участках.

В последнее десятилетие, конечно, ЛПХ сократили производство своей продукции, но они диверсифицируют свою деятельность в промыслы, туризм, рекреацию, экологию.

Современная деревня — не только не умирает, но и процветает?

Дела на селе могут идти хуже или лучше, почти всегда трудно, но жизнедеятельность сельско-городского населения в русской провинции неистребима как сама природа. Наши географы проводили исследования сельского расселения. Семимильными шагами деревни исчезали именно в позднесоветское время, в 1960-1980-е годы. Шла массовая урбанизация, индустриализация, в городах все время требовались рабочие руки. Сейчас все в значительной степени стабилизировалось. И деревни исчезают меньше, чем в советское время. Главная причина: очень многие деревни прекратили свое существование еще во второй половине XX века, а оставшиеся располагаются в основном вблизи крупных городов и на плодородных землях.

К сожалению, мы потеряли относительно сплошную расселенческую сеть в России. Сейчас имеются лишь архипелаги сельского расселения вблизи крупных городов, а меж ними бывшие сельхозугодья зарастают лесом. Страна пустеет изнутри. И власти нужно озаботиться этой проблемой. Так как речь идет не только о продовольственной, но также о пространственной безопасности страны.

Наверное, проблема безопасности касается больше приграничных территорий страны? Того же Дальнего Востока?

У нас и Нечерноземье сегодня пустует, не то что Дальний Восток. Раздайте вы эти бесплатные гектары также в Нечерноземной России. Толку будет еще больше. Это могло бы реально оживить российскую сельскую местность.

Большой дом, частная ферма и ощущение свободы — бывшие горожане рассказывают, почему они оставили Москву

Жители маленьких городов и деревень часто переезжают в Москву, надеясь найти здесь хорошую работу и надолго обосноваться. Но есть другая тенденция — уезжать из столицы в деревню. The Village поговорил с теми, кто сознательно решил отказаться от жизни в большом городе.

Елизавета Мокеева

Доула (помощница при родах), 34 года. Три года назад переехала в деревню,
расположенную в 600 километрах от Москвы.

Мы с мужем — из военного городка Власиха Одинцовского района. Познакомились еще в детстве, а учились и работали, естественно, в Москве.
По образованию я маркетолог, окончила университет Натальи Нестеровой.
В столице мы снимали квартиру, и нас все устраивало, пока в 2011 году мы не узнали, что ждем третьего ребенка. Тогда стало понятно, что нам нужно собственное жилье.

Мы изучили рынок недвижимости и пришли к выводу, что большая квартира в Москве нам не по карману. Для ее покупки нам придется 40 лет выплачивать ипотеку и жить в постоянном финансовом напряге, поэтому мы решили построить большой дом в деревне.

Участки в Подмосковье тоже оказались дорогими, и тогда муж вспомнил, что у него есть доставшаяся от родственников земля в одной из деревень Нижегородской области. Мы проехали 600 километров и увидели неплохой участок со старым деревянным домом. Вскоре мы его снесли и начали строительство нового двухэтажного дома.

Из-за работы в Москве мы не могли участвовать в стройке, поэтому пришлось нанимать людей из соседних деревень. К счастью, цены на строительные материалы и рабочую силу здесь в несколько раз ниже, чем в Москве. В итоге за два года мы потратили на строительство почти все наши деньги — порядка 1,5 миллиона рублей. Стройка завершилась к осени 2013 года, мы с мужем уволились с работ и начали планировать переезд. Однако дом был готов снаружи, но не внутри, и нам пришлось въезжать в практически пустое помещение — началась жизнь без мебели, без денег, без работы.

Сразу после переезда мы стали искать работу в районном центре, который находится в 10 километрах от нас. В Москве я подрабатывала фотосъемкой свадеб и думала, что смогу без проблем устроиться здесь свадебным фотографом, — как человек из столицы с крутым фотоаппаратом. Однако выяснилось, что в районном центре хорошо развита сфера свадебной фотографии, и я оказалась никому не нужна.

До переезда я также работала доулой, то есть помогала беременным женщинам. В свое время я посетила множество семинаров и курсов для доул, поэтому могу консультировать по вопросам грудного вскармливания и естественных родов. Я решила использовать свои знания и завела тематический блог в инстаграме. Уже через полгода я провела первый семинар по родам в Москве, что принесло хороший доход, и я стала развиваться в этом направлении. Тогда же мужу дали должность заведующего сельским Домом культуры, и у нас появился стабильный заработок.

В нашей деревне примерно 50 домов, и больше половины из них заброшены. Новых хороших домов, как у нас, всего четыре. Деревня пустеет, потому что в ней не проведен газ, а топить электричеством довольно дорого. К тому же в минус 30 никакое электричество не обогреет дом — приходится топить дровами. Наши соседи — это в основном люди в возрасте, которые занимаются сельским хозяйством и хорошо выпивают. Молодежь сюда приезжает только в гости на лето.

Здесь плодородная земля, и заниматься сельским хозяйством несложно: например, в этом году я посадила рассаду и даже не полола грядки — помидоры и огурцы выросли сами собой. Но муж не поддерживает идею создания своего огорода, а я часто занята маленьким ребенком, поэтому мы пока ничего не выращиваем на продажу. Чтобы зарабатывать деньги на сельском хозяйстве, нужны большие вложения в технику и инфраструктуру, а у нас нет на это ни средств, ни желания.

Читайте также:  Голландские семена в ростове

В нашей деревне примерно 50 домов, и больше половины из них заброшены. Новых хороших домов, как у нас, всего четыре

В деревне нет магазина и школы, поэтому из-за частых поездок в районный центр большая часть заработка уходит на бензин. Но все равно жить в собственном доме в разы дешевле, чем снимать квартиру в Москве. В деревне я плачу только за электричество: зимой — 20 тысяч рублей в месяц, а летом всего 600 рублей. Бывают, конечно, форс-мажоры: например, может снести крышу дома, иногда водопровод ломается, но от этого никто не застрахован.

После жизни в городе тяжело было привыкнуть, что в деревне тебе никто ничего не должен. Первые полтора года мы жили без генератора электричества, и однажды нашу деревню завалило снегом и оборвало провода: в доме ни света, ни тепла, а во дворе — снег по пояс. В итоге мы шесть часов чистили дорогу до трассы, чтобы выехать хотя бы в магазин. В другой раз был ураган, у нас пропало электричество, а крышу дома снесло прямо на машину. Если в городе у тебя сносит крышу, ты просто звонишь в ЖКХ. Если в городе сломалась машина — вызываешь эвакуатор. А в деревне тебе никто не поможет, здесь ты можешь рассчитывать только на себя.

В целом мы с мужем спокойно приняли новую жизнь, но старшим детям переезд дался тяжело. Они учились в третьем классе, все их друзья остались в Москве, а здесь, по сути, единственный человек, с которым ты можешь выйти погулять, —это твой брат. Мы устроили их в сельскую школу в пяти километрах от дома, и они окунулись в среду, где дети не знают, что такое сенсорный телефон и PSP, где в школе жесткий контроль за выполнением заданий, потому что там учатся два-три человека в каждом классе. В первый год в школе не было приличного туалета, была просто яма на улице и умывальник без проточной воды. Поэтому неудивительно, что через два месяца, когда к нам в гости приехали бабушка с дедушкой, дети стали жаловаться и проситься в Москву.

Никто им, конечно, уехать не дал. Они окончили начальную сельскую школу, а в пятый класс пошли в другую школу в районном центре. Но она нас не устраивала еще больше, чем предыдущая: одноклассники наших детей курили, пили энергетики и пиво, активно прогуливали уроки, и это считалось нормой. Ни родители этих детей, ни учителя ничего не делали, чтобы это остановить, поэтому я решила забрать детей на домашнее обучение.

С помощью учебников и интернета мы с мужем самостоятельно стали преподавать детям. Я составила расписание и вскоре поняла, что каждый день заниматься разными предметами довольно сложно. Ребенок перескакивает с одной дисциплины на другую и глубоко не вникает ни в одну. Поэтому одним предметом мы занимаемся в течение недели. Ребенок полноценно погружается в тему, смотрит дополнительные видео из интернета, и его знания становятся упорядоченными.

Чтобы в будущем дети получили аттестат, мы подключились к онлайн-школе, где для перевода в следующий класс нужно ежегодно сдавать экзамены. Помимо школьной программы, наши дети также изучают то, что им интересно. Например, Саша любит рисовать, поэтому он уже окончил онлайн-курс по рисованию, а сейчас завершает курс веб-дизайна. В 11 лет он получит сертификат веб-дизайнера и будет подготовлен к будущей профессии. Сейчас дети уже не просятся в город, но, конечно, любят приезжать на несколько недель в Москву к бабушке с дедушкой. Я называю нас «семьей будущего», в которой дети приезжают на каникулы не в деревню, а в город.

Днем у меня практически нет свободного времени: я занимаюсь домашними делами, детским обучением и воспитанием, вожу ребят на спортивные занятия. Помимо этого, я работаю — веду свой блог и онлайн-курсы по подготовке к родам. Однако время для отдыха найти легко: сделал шаг во двор — и уже можешь жарить шашлык, качаться на качелях, прыгать на батуте. Кстати, в деревне быстрее высыпаешься. Многие гости говорят, что у нас очень хорошо спится. Может быть, это из-за воздуха, а может быть, из-за атмосферы спокойствия.

В городе все гонятся за самым лучшим: всем нужно иметь хорошую машину, хорошую работу, хорошие вещи. А здесь одевайся как угодно — всем все равно.
В прошлом году на Кипре я хотела купить сумку Armani, но поняла, что в деревне эта сумка будет выглядеть как обычная сумка с рынка. За три года я изменилась и поняла, что ценность жизни не в вещах и статусе, а в твоей свободе, в свежем воздухе вокруг.

В деревне время идет медленнее. Здесь меньше времени уходит на дорогу и пустые разговоры, поэтому за день успеваешь больше, чем в городе. Тут тебя никто не отвлекает от дел, не приглашает на многочисленные свадьбы и дни рождения.

Наш переезд был авантюрой. Мы уехали в пустоту, над нами смеялись друзья, и я думала, что мы не сможем долго прожить в деревне. А сейчас я довольна своей жизнью. Я живу стабильно, без надрыва, и зарабатываю больше, чем до переезда. Большинство знакомых не понимают нас: они думают, что мы здесь мучаемся, и уговаривают вернуться обратно. Но я больше не хочу жить в городе.

Мирон Дементьев

Фермер, 26 лет. В 2015 году переехал на ферму, расположенную в 100 километрах от Москвы.

Приветствую читателей сайта Русская деревня. Так и хочется сказать многим – оно Вам надо? И эта статья «6 причин не уезжать из города в деревню» адресована в первую очередь тем мечтателям и романтикам, которых регулярно посещает импульсивное желание быстрее сменить обстановку и уехать. Да не просто уехать, а бежать, валить из этого очертеневшего города в деревню, на свободу, где простор, луга и реки. Дорогие граждане горожане! Рано собирать вещи, хвататься за ручки чемоданов, тащить, надрываясь, тяжеленные коробки с пожитками и укладывать их с трудом в переполненный автомобиль. Лучше присядьте, отдохните и прочитайте эту статью. А вдруг эта деревенская жизнь не Ваша мечта? Зачем думать об этой жизни с запахом свежего навоза, разбитыми дорогами и дымом, идущим из труб старого и очень ветхого сельского дома?

Имиджевая причина.

Вы привыкли щеголять ежедневно в красивом костюме и шикарных туфельках на высоком каблуке по просторным городским улицам, осыпая окружающих городских обывателей своей замечательной улыбкой, обдавая их ароматом дорогого парфюма. Постоянно ловя на себе завистливые и игривые взгляды прохожих, Вы в центре внимания, прекрасны и обаятельны. Мир у Ваших ног!

В деревне все наоборот. Каждый день не получится удивлять односельчан своим великолепием. В лучшем случае с трудом натянув на ноги резиновые сапоги, пройдетесь по грязным деревенским улицам, исполнив очередной недельный променад в деревенский магазин за покупками. Или раз в месяц осуществите запоминающийся великолепный вояж в районный центр. Пристальным и нежным вниманием будете точно обделены. Настигнет разочарование. Оно Вам надо? Где уважение и признание со стороны окружающих?

Читайте также:  Клематис токи группа обрезки

Финансовая причина.

Вы работаете в офисе с 9 до 18 и свободны. Главное просидеть с понедельника по пятницу, выдержать это время. Еще немножко, еще чуть-чуть. И вот они долгожданные выходные. Я выдержал и победил. Молодец то, какой. Теперь высплюсь, погуляю, поваляюсь лежа на диване с газеткой, засну под журчащий и сладостный звук телевизора. Сбегаю и развлекусь в боулинг, побросаю шары по кеглям, проглочу знаменитый «Биг Мак» с пепси в Макдональдсе. Как приятна эта жизнь.

А где зарплата? Вот и она долгожданная, дождался. И премия в конверте в самый раз. Подсчитал денежки. Какие они приятные эти купюры, новые, пахнут типографской краской и от их шуршания наступает радость и настоящее блаженство, от которого вдруг неожиданно захватывает дух и хочется растаять от счастья. Как хорошо и славно жить! Кредиты заплатим и на пиво с рыбкой хватит. Чем не праздник жизни?

А что в деревне? Работа, какая? Пахать на ферме или в поле, в жаркий день и холод стужий, да за копейки, за 7000 – 10 000 рублей в месяц, да еще в рабочей одежде. Копаться в грязи на огороде, чистить ежедневно сараи. А запах … Ой какой запах в этих сараях стоит. Пропитывает своим зловонным ароматом одежду. Вонзается в волосы и кожу. Не отмыться. Постоянно находишься в заботах и думах, где заработать деньги и, причем, больше, чтобы на все хватило. А жить то на что? Ну и перспектива! Где карьерный рост? В честь чего такая жизнь? Разве это есть мое жизненное предназначение?

Отпускная причина.

Отпуск. Как много в этом магическом слове приятных воспоминаний, головокружительных приключений и событий. Незабываемые открытия новых мест, путешествия по миру, отдых на море. А теплое море и чистый песочек. Ах, какие замечательные памятные моменты жизни!

Остановись. Подожди. А как обстоят дела с отпуском в деревне? В деревне с отпуском вряд ли получится, особенно при наличии своего хозяйства, огорода. Ведь лежать на берегу большого океана, на теплом песочке, когда у Вас мычит и страдает от голода недоенная корова. Да и зима скоро. Желательно и дровишки заготовить … Точно не выйдет.

Неужели не будет отпуска, живя в деревне? Разве можно об отпуске и отдыхе забыть? Никуда, никогда не съездить? Как же так? А мечты пройтись по Елисейским полям, посмотреть Венецию, побывать на Гавайях…. Как быть с этим? Разве можно пережить такое? В честь какого праздника от всего этого отказаться? По что мне такая жизнь в деревне?

Образовательная причина.

Дети. Маленькие хорошенькие детки. Но, они очень скоро вырастут. Надо же дать им достойное образование, не хуже чем у других. Не будут же они жить в деревне и быть всю свою жизнь пастухами и доярками. Нет, родные дети заслуживают и достойны намного большего. А наука и знания по нынешним временам дорогое удовольствие. А приодеть взрослых деток, дать им хорошо покушать в студенческих столовых, кафешках… Денежки нужны на развлечение, дискотеки. Один съем жилья чего только стоит. Расходы просто невыносимые и еще какие. Потяну ли я это, живя в деревне? Есть над чем задуматься! Оценить свои возможности, перспективы и силы.

Житейская причина.

ЖКХ. В деревне все сам да сам. Снег почистить, траву покосить. Сантехнику отремонтировать, дом починить. Да вообще что это за беспредел?

Заготовить сено, дрова. Опять дымит эта печь. И ежедневная ее чистка, растопка. Животных покорми, корову подои. Дом побели и покрась. И так каждый день из года в год, постоянно. Я что нанимался этим заниматься? Зачем впрягся в такую жизнь?

А может ну его эту деревню? В городе дворники и сантехники на каждом шагу. Забот и проблем меньше. В квартире всегда тепло, вода горячая бежит из крана. Туалет теплый в квартире. Сиди и читай журнальчик. Да и делать ничего не надо, лишних движений ноль, настоящая райская жизнь современного человека. Что еще надо для счастливой и довольной жизни? Жизнь без забот. Во имя чего я должен лишаться комфорта, переезжая в сельскую местность?

Возрастная причина.

Вы вышли на пенсию. Долго этого ждали и вот оно это счастье в один миг наступило. Радость неимоверная. Теперь начинается новая жизнь, можно думать только о себе и своей мечте – переезде из города в деревню. Собираться и менять место жительства. Но только почему-то тяжело в деревне, спина болит, да и сильно двигаться что-то не получается, сил не хватает, одышка. Болезни одолевают. А больница далеко и транспорт не ходит. Неужели старость приближается? И что тогда? Что делать? Годы идут и прибавляются. Как старому, больному человеку жить в деревенском доме? Тяжело ведь и дети далеко. Кто поможет? Для чего эти испытания жизнью? Кому они нужны?

Если Вам безразлично все выше перечисленное, тогда другое дело, продолжайте паковать чемоданы. Заводите автомобиль и вперед к своей мечте. Добро пожаловать в современную русскую деревню. С приездом господа.

Эта статья написана благодаря Вам, уважаемые читатели сайта, и является моим ответом на многочисленные Ваши расспросы о возникших у Вас сомнениях, которые еще удерживают жить на данный момент в городе. Но вы непрерывно не перестаете мечтать о деревенской жизни. Вы ищете совета, палочки выручалочки. Находитесь постоянно в нерешительности и поиске возможности решиться на отчаянный шаг к изменению и новому повороту своей жизни. Многое еще останавливает.

Решать о переезде из города в деревню предстоит только Вам самим и никто, вообще ни один человек не имеет право навязывать вам своё личное индивидуальное, иногда ошибочное мнение. Дальнейшая жизнь – это лично Ваш шаг, ваше решение. Думайте головой, принимайте верные шаги, поступайте мудро и правильно.

Пока писалась статья.

Еще одна семья не выдержала испытания деревней. Обратный побег назад в город предпринимают недавно приехавшие люди. В деревне станет на два человека меньше.

Встретил соседку Веру. Она очень разговорчивая и все про всех знает.

« А ты знаешь, Мария с улицы Ленина с мужем дом продают, уезжают обратно в город». Тараторит моя собеседница, пытаясь очень быстро поделиться новостью.

«Ну и что, что они как год приехали в деревню. Не нравится мужу Марии здесь, сказал не его эта деревенская жизнь. В городе лучше. Обвиняет ее в том, что это она виновата в их переезде. Он уже уехал. А Мария дом продает. Объявления разместила, ждет покупателей и за мужем поедет в город».

«Только вот она очень жалеет, что продали в Барнауле год назад квартиру. Деньги потратили, купили машину, дом в деревне, всю новую обстановку. А теперь это бросать. Жалко. И жить негде. А такие были у них мечты и надежды».

«Где ее муж живет? Да пока у дочки. Ну и что, что они на пенсии, он уже нашел работу, работает. И не жалеет».

Если Вы живете не один. Выясните у своей второй половины, а готова ли она или он на этот отчаянный шаг в кардинальном изменении жизни. Интересна или нет сельская жизнь этому человеку, а не только Вам. Главное не жалеть после.

«Бесценен каждый миг, стоп-крана – нет.
Жаль, мы не понимаем сразу это.
На поезд, что зовут «Земная жизнь»
Не продают обратного билета…»

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector